Среда, 02:40, 23 Августа 2017
АКИpress
Вход
 

А.Шагиева: Решение о благотворительности было принято после того, как я узнала, что большинство работ продано (интервью, часть 2)

май 12, 2016

Показать больше

Культура - Интеллигентная, хрупкая девушка с тихим голосом и желанием помогать — такой оказалась младшая дочь президента Алмазбека Атамбаева Алия Шагиева.

Во второй части интервью АКИpress молодая художница рассказала о том, как она реагировала на комментарии в сетях, почему она сменила фамилию и, конечно же, о ее планах в области благотворительности.

- Какие у вас ближайшие планы на будущее?

- Касательно творчества... пока я рисую одну картину, во мне возникает около 10 других идей. Это просто поток идей, который сложно контролировать. А на это все нужно время. Кроме графики у меня куча других увлечений и проектов. На данный момент я выпускаю стикеры и футболки с моими работами. Стикеры уже выпущены, а с футболками дело немного затянулось, потому что их плохо сшили, но уже перешивают. На них уже напечатаны мои работы, то есть на этой неделе они должны быть готовы.

Со всех футболок и стикеров некоторая сумма будет оставаться для восполнения производственных затрат. Но остальная часть будет идти в благотворительный фонд. Я не собираюсь ничего себе оставлять. Потому что мне приятно этим заниматься.

стикеры

- Перед тем, как представить свои картины на выставке, знали ли вы, что отдадите заработанные деньги на благотворительность?

- Решение о благотворительности было принято после того, как я узнала, что большинство работ продано. То есть я даже не подозревала, что работы продадутся. Я выставлялась с мнением, что наши люди совершенно не поймут то течение, в котором я работаю. То есть мои работы, наверное, немного опережают время. Потому что сейчас людям более понятны пейзажи, выполненные маслом, а молодежи больше понятны акварельные цветочки с разными девушками и прочей ванильностью, которую я терпеть не могу. Я просто испытываю большую ярость, когда вижу такие работы. Я думала, что мои рисунки будут совершенно непоняты, и, конечно же, когда я узнала, что они проданы, я подумала о благотворительности.

Некоторое время деньги были при мне, потому что я искала тот фонд, который подойдет мне. Одним из важных критериев была честность руководства. В итоге я остановилась на общественном фонде родителей детей с синдромом дауна. Я познакомилась с руководителем фонда, которая оказалась очень теплой женщиной, мы с ней сразу сдружились. Хочу заметить, что теплота этой женщины не была наиграна. Я говорю это, потому что я представляю, как польется грязь насчет того, что: «Ну, конечно же, она будет теплой, если делаются пожертвования». Нет. У меня очень развита интуиция, я доверяю своему внутреннему голосу — он меня никогда не подводит. Поэтому я без всяких подозрений отдала деньги им.

И вот уже недели четыре я провожу занятия с детьми. В первый день я принесла детям пару килограммов теста для лепки. Мы делали мишек, поговорили. Это было очень интересно. По правде говоря, я испытывала большое волнение, когда шла на свое первое занятие с детьми, потому что, мне казалось, что в какой-то момент я потеряю контроль над ситуацией. На самом деле все обошлось. Я просто почувствовала огромный энтузиазм заниматься с детьми, меня восхищает в детях первозданность восприятия и их честность. Можно сказать, что в рисовании с ними легче, чем со взрослыми. Потому что взрослые уже находятся в некоторой зажатости.

- Когда вы выбирали фонд, вы именно искали фонд с детьми или это могла быть любая благотворительная организация?

- Это могла быть любая благотворительная организация, потому что кроме желания помогать детям у меня есть стремление помогать животным.

Кстати говоря, 3-4 года назад я делала акварельные открытки и продавала их. Эти собранные 1 тыс. 300 сомов я отдала в один фонд помощи животным. Для меня это было такой победой! Я была очень счастлива! Я думаю, желание помогать появилось еще тогда. Конечно же, 1 тыс. 300 сомов отличаются от 200 тыс., но все-таки тогда это было для меня нечто невероятно хорошее. И я была очень воодушевлена.

Алия Шагиева

- После того, как ваши картины были распроданы, вы отдали все деньги на благотворительность. Естественно, о вас было очень много информации, новостей, но потом после публикации о вашей фамилии как вы отреагировали на эти публикации и как вы восприняли их? Возможно, в вашей жизни что-то поменялось?

- После того, как одно из изданий написало о моих пожертвованиях, я не ожидала того, что стало происходить дальше. То есть, начались какие-то комментарии насчет моей фамилии. После этих комментариев еще одна газета написала новость о моих пожертвованиях, но уже с учетом моей фамилии. И я почувствовала глубокое отвращение. Во мне было столько презрения к людям и это перешло в огромную ярость и шок. Я просто даже не подозревала, что люди могут быть настолько заточены в свои стереотипы и предубеждения.

- Вы сейчас говорите о позитивных комментариях или негативных?

- Я говорю о негативных комментариях. О позитивных что говорить, это было приятно. Когда я читала положительные комментарии, я не верила своим глазам. Это было приятно и это меня очень поддерживало. Я считаю, что любой человек соврет, если он будет утверждать, что ему неприятны позитивные комментарии. Это естественно. Потому что в тот момент я нуждалась в поддержке, мне очень хотелось услышать, что весь месяц без сна не прошел даром. А тут мне говорят: «Знаешь, ты просто ничто, а я вот со своего дивана сижу и философствую». В общем вот эти «диванные критики», конечно, очень улыбнули. В целом, через 3 дня после всего этого я собралась, все обдумала, и поняла, что испытываю безразличие. От тех эмоций у меня совершенно ничего не осталось. Наверное, это называется стать менее наивной.

- Обидело ли вас то, что центром внимания были не ваши работы, а именно ваша фамилия и ваши родители?

- Да. Это обижало меня в первую очередь. Потому что все мои близкие друзья могут подтвердить, насколько моя фамилия всегда являлась для меня «больной темой». Даже в школе я старалась ходить по стеночке, мне хотелось исчезнуть и слиться со стеной. После того, как ты зажимаешься в себе настолько, что тебе тяжело появляться на улице, после того, как ты слышишь, что ты «выпендриваешься». Это было настолько абсурдно, что я не знала, что сказать. Этот абсурд очень горький и смешной одновременно.

- Менялась ли реакция людей на вас, то есть сейчас вас уже узнают?

- Сейчас да, поменялась реакция. Но я все-таки не веду очень социальный образ жизни. Я не маячу постоянно в клубах, чтобы меня кто-то замечал. Я чаще провожу время в очень узком кругу друзей. Поэтому могу сказать, что я не замечаю такого уж внимания. Но если бы оно было, мне было бы очень неприятно. Я экстраверт, несмотря на тихий голос, я не теряюсь на публике или что-то такое, но при этом внимание для меня было бы болезненным, потому что я знаю, чем оно вызвано. Вряд ли человек следил бы за художником просто из-за его творчества. Это было бы редким случаем. А тут внимание из-за фамилии — это для меня страшный кошмар. Все это было моим страшным кошмаром. Сейчас, конечно же, почти так же, но уже с большим безразличием.

Алия Шагиева

- Как ваши родители отреагировали на такого рода публикации?

- Мы с ними совершенно это не обсуждали. Это все произошло так, что три дня, три самых скандальных дня, я была в Астане с подругой. Я была вдали от всего того, что происходило здесь, но я все читала через телефон. И подруге приходилось принимать на себя все мои реакции. Но по приезде домой мне просто родители сказали, чтобы я не заходила в сеть. Они меня поддерживали, я думаю, что они все читали. Но они не придают этому значения. Конечно же, они мне всегда повторяют, что нужно всегда оставаться собой — это было правило №1 с самого моего детства.

- Если вы читали, то было очень много позитивных комментариев и можно сказать, что их было даже больше, чем негативных. Естественно, было понятно, что вас автоматически сравнивают с другими детьми президентов. Но было много комментариев именно потому, что вы выделялись из этой группы. Возможно, они не затрагивали ваше творчество, но все же...

- Я, конечно же, их тоже читала. И я выражаю огромную благодарность тем людям, которым было не лень печатать добрые слова. Эти люди должны быть уверены, что я видела их слова, потому что я очень упорно листала все социальные сети. Хочу передать людям, что они обязательно будут услышаны, что услышаны даже критические комментарии. Потому что даже друзья не скажут тебе такую правду, которую говорят те люди, которые на меня злы. Критики со стороны всегда смелее, чем друзья, которые боятся тебя обидеть. В принципе, я спокойно отношусь к критике.

- После этих 3 дней вы написали большой пост на своей страничке о том, что вы будете менять фамилию. Вы ее уже поменяли?

- На самом деле желание сменить фамилию у меня было два года назад.

- У вас фамилия Атамбаева?

- Сейчас уже Шагиева. У меня новый паспорт — я официально Шагиева.

- Вы поменяли фамилию из-за того, что происходило?

- Нет. Я собиралась менять фамилию около полугода назад. Потому что я хочу, например, пойти на вождение. Мне совершенно не нужно лишнее внимание. К тому же я снова поступила в Академию, где я тоже совершенно не хочу маячить. Правда, без этого не обходится и меня это очень выматывает.

- Охарактеризуйте ваш стиль в одежде.

- Мне очень нравится Тильда Суинтон, которая предпочитает строгие сдержанные наряды. Я очень люблю сдержанность. И сдержанность должна проявляться не в зажатости, или какой-то загнобленности, а в том, что человек показывает. Но не навязывает. Я люблю аккуратность, я очень люблю черный цвет. И люблю сочетать черную одежду с яркой помадой.

- Я думала, что ваш кумир по стилю это Рената Литвинова.

- Рената Литвинова мне очень нравится. Я просмотрела все ее интервью после того, как в сетях меня с ней сравнили. Я поняла, что в чем-то сходство есть. Наверное, в некоторой манере говорить. У меня голос какой-то жеманный получается, но это не специально.

Рената Литвинова

- Вы, по-моему, пару раз позировали как модель.

- Я могу сказать, что достаточно часто. Особенно в Петербурге я находила группы во «Вконтакте», где фотографы искали непрофессиональных моделей и наоборот. Эти люди, получается, просто собираются и учатся. Это происходит бесплатно. Я пробовала себя и как фотограф, и как модель. Если хочешь быть фотографом, нужно понимать, как видит тебя камера. Конечно же, моделью мне быть не суждено, потому что у меня маленький рост. Но совсем недавно я участвовала в фотосессии с демонстрированием платьев, и мне очень понравилось.

- Хотите ли осваивать модельный бизнес?

- Нет. Мне понравилось, но осваивать и уделать этому время я, скорее всего, не буду.

Алия Шагиева

- Какой вы видите себя через 5 лет?

- Я еще раз повторюсь, я боюсь стать сумасшедшей кошатницей. Через 5 лет, я думаю, что у меня уже будут проведены несколько выставок, в том числе заграницей. Я ставлю себе вполне смелые цели, я не боюсь их. Не боюсь их по той причине, что я говорю их прежде всего себе. Я боюсь быть пустозвоном и в течение 5 лет буду очень щепетильно подходить к осуществлению этих планов. Мне как художнику хочется выходить за пределы страны. То есть осваивать какие-то международные уровни или участвовать в конкурсах современного искусства.

- Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

- Читателям я хочу пожелать честности с собой. Я думаю, что честность с собой важнее, чем честность с другими. Хотя одно из другого вытекает, но все-таки. И еще я хочу пожелать им смелости высказываться.

Это видео также доступно на youtube

Показать меньше

Популярное видео

Обсуждения закрыты
   

Вход в АКИpress

Забыли пароль?
или
Зарегистрироваться